КАК ИДЕНТИФИЦИРОВАТЬ КАРТЕЛЬ: КЛАССИФИКАЦИЯ КАРТЕЛЕЙ, ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ, ПРИМЕРЫ ДЕЛ.

 

Как идентифицировать картель: классификация картелей, основные признаки, примеры дел.

Филимонов Андрей Александрович - управляющий партнер ООО «Институт комплаенса», кандидат экономических наук.

e-mail: info@icompliance.ru

Щерба Тахир Эдуардович - заместитель начальника Управления по борьбе с картелями ФАС России, к.б.н.

e-mail: tsherba@fas.gov.ru

Аннотация: в статье даются основные признаки картелей на торгах и на товарных рынках, критерии идентификации, классификация по видам последствий от деятельности картеля, примеры дел о нарушении антимонопольного законодательства.

Ключевые слова: конкуренция, картели, антиконкурентные соглашения.

 

HOW TO DISPLAY THE CARTEL: CLASSIFICATION, MAIN FEATURES, EXAMPLES OF THE BUSINESS.

Filimonov Andrey - - managing partner of LLC "Compliance Institute", PhD.

e-mail: info@icompliance.ru

Shcherba Takhir – deputy head of Anti-Cartel Department of FAS Russia, PhD

e-mail: tsherba@fas.gov.ru

 

Abstract: the article gives the main features of cartels at tenders and commodity markets, identification criteria, classification by types of consequences from the cartel, examples of cases of violation of the antimonopoly legislation.

Key words: competition, cartels, anticompetitive agreements.

 

 

Картелизация российской экономики набирает обороты. О проблеме картелей уже говорят первые лица государства[1], чиновники[2], общественники[3], предпринимательское сообщество, граждане. В этой связи, в последние годы на смену вопросу «что такое картель?» приходят уже более практические вопросы: «как выявить картель?», «какое поведение или какие действия могут указывать на признаки картеля?». Поэтому наличие актуальных и качественных знаний о признаках картелей, методике их выявления и способах пресечения, - выходит на первый план.

Эти знания важны не только для сотрудников антимонопольных и правоохранительных органов, но и для общественности, которая активно помогает государственным органам в выявлении картелей (например, тот же ОНФ), государственных заказчиков и добросовестных хозяйствующих субъектов, которым причиняется ущерб деятельностью картелей.

Используя научно-методические знания о картелях, антимонопольные и правоохранительные органы более успешно и точечно препарируют наиболее проблемные картелизованные отрасли экономики, а представители общественности подают в антимонопольный орган обоснованные жалобы и заявления.

 При этом, отмечается явный прогресс в подготовке жалоб и заявлений от общественности, граждан, добросовестных хозяйствующих субъектов. Жалобы, поступающие в антимонопольный орган, изменяются качественно, всё больше заявителей обладает первичными знаниями о принципах конкуренции, некоторые даже обладают знаниями о квалификации картелей и необходимой совокупности признаков, указывающих на их существование.

Тем не менее, на фоне активной деятельности картелей и слабой культуры конкуренции в отечественной экономике, существует проблема идентификации (выявления) картелей как со стороны потребителей их услуг, так и добросовестных конкурентов, контрагентов, заказчиков, которые зачастую занимают пассивную позицию, даже несмотря на причиняемый им ущерб. Причина такой пассивности видится в недостаточном уровне знаний о запрете картелей, признаках картеля, или ошибочном представлении о том, что «ничего нельзя исправить» или «как я могу противостоять коррупционной системе?» и т.п.

Например, о запрете на кражу или подделку денежных знаков, - знает каждый школьник. Конечно, точная уголовно-правовая квалификация или санкция за такие деяния известны не каждому, но осознание наличия ответственности и неотвратимости ответственности есть, равно как и понимание, что при совершении данных преступлений каждый из потенциальных свидетелей или потерпевших незамедлительно сообщит о преступлении, а может и сам попытается его пресечь.

С такими преступлениями в сфере экономической деятельности, как картели, всё намного сложнее, их вред не наступает в момент достижения антиконкурентных договоренностей между его участниками, их сложнее распознать и доказать. При этом, вред от их деятельности для экономики страны, - колоссальный. От картелей страдает бюджет государства и компаний с госучастием, страдаем мы с Вами, т.к за бо́льшие деньги мы получаем меньше благ. И чей бюджет от действий картеля пострадает больше, семейный или государственный - заранее неизвестно, но наказать за такие действия и вернуть часть «украденных» средств возможно, нужно лишь не быть безразличным и знать о том, как идентифицировать картель.

В данной статье мы предлагаем классификацию картелей, приводим некоторые типичные признаки картелей и рассмотрим как «работают» эти признаки на конкретных примерах.

Запрет на картели установлен частью 1 статьи 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции). В частности, запрещаются соглашения между конкурентами о ценах (в том числе на торгах), разделе рынка, созданию дефицита, бойкоте.

Как их выявить? Какие существуют схемы реализации картеля? Как признаки картеля выявить добросовестным участникам рынка, общественным организациям, правоохранительным и контрольным органам?

В самом общем виде, с учетом особенностей выявления и доказывания картелей, условно мы можем выделить картели на торгах и картели на товарных рынках. Условно, поскольку «торги» — это тоже товарный рынок, но с определенным, установленным законодательством, способом реализации/приобретения товара.

Картель на товарном рынке и картель на торгах, соотносятся между собой как общее и частное. Картель на товарном рынке – это более широкое понятие, предполагающие сговор конкурентов на товарном рынке в целом (зачастую, включая торги). При этом реализация такого соглашения, может осуществляться также и на торгах.

Картель на торгах — это сговор участников торгов с целью повышения, понижения или поддержания цен исключительно на торгах. Сговор может быть на любых торгах вне зависимости от категории заказчика (в случае закупок) или продавца (например, в случае продажи или аренды государственного имущества).

Картели на товарных рынках.

Чтобы выявить картель на товарном рынке нужно знать перечень негативных последствий, наступление или возможность наступления которых (учитывая, что картель – это запрет «per se», т.е. соглашение противоправно само по себе, его противоправность не связана с необходимостью фактического наступления негативных последствий) закреплено антимонопольным законодательством, а также ключевые признаки, свидетельствующие о нарушении таких запретов. К таким последствиям и их признакам можно отнести:

 

Вид картеля на товарном рынке (по видам последствий)

Законодательный запрет

Признаки

1

Ценовой картель

п. 1 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции

·         Одинаковые или практически одинаковые цены;

·         Синхронное изменение цен;

·         Изменение цен на одинаковую величину.

·         Отсутствие объективных экономических причин для такого поведения

 

2

Картель по разделу товарного рынка

п. 3 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции

·         Конкуренты делят клиентов, заказчиков по принципу «свой – чужой»;

·         Конкуренты «работают» в определённых географических районах;

·         Компании не проявляют интереса к определённым клиентам, территориям, подрядам;

·         Компании не увеличивают предложение товаров, несмотря на наличие спроса.

·         Отсутствуют объективные экономические причины для такого поведения

 

 

3

Картель по созданию дефицита

п. 4 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции

·         Объективные экономические причины для недостатка товара на рынке отсутствуют;

·         На «дефицитный» товар имеет место синхронный рост цен на одинаковую величину;

 

4

Картель - бойкот

п. 5 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции

·         Отказы от заключения договоров не обусловлены объективными экономическими причинами;

·         Трудности со сбытом испытывают только определенные продавцы, трудности с закупкой товара – только определенные покупатели (заказчики).

 

 

При этом, нужно принимать во внимание, что к указанным выше последствиям могут приводить и иные факторы, не связанные с деятельностью картеля. Например, синхронное увеличение цен на товары может быть связано с ростом цен на сырьё.

В иных случаях, перечисленные признаки могут быть связаны с незаконной координацией экономической деятельности[4] лицом, не являющегося участником данного товарного рынка.

Как правило, указанные в части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции последствия, а, следовательно, и их признаки, могут сочетаться. Например, сговор по разделу товарного рынка по составу клиентов может сопровождаться установлением цен (пункты 1 и 3 статьи 11), а сговор по созданию дефицита – разделом рынка по территориальному принципу.

Далее рассмотрим, по каким признакам были выявлены и доказаны картели на товарных рынках на конкретных примерах.

«Кабельный картель». Установление цен и раздел рынка.

1 июня 2016 года ФАС России признала ООО «Камский кабель», ОАО «РОССКАТ», АО «Кабельный завод «Кавказкабель», ОАО «Народное предприятие «Подольсккабель», ООО «Холдинг Кабельный Альянс», АО «Уралкабель», АО «Сибкабель» нарушившими антимонопольное законодательство. Нарушение выразилось в заключении и участии в антиконкурентном соглашении, которое привело к установлению и поддержанию цен, разделу товарного рынка по объему продажи товаров, ассортименту реализуемых товаров и составу продавцов (нарушение пунктов 1 и 3 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции).

ФАС России установлено, что в начале 2014 года организации-производители нефтепогружного кабеля заключили антиконкурентное соглашение, предусматривавшее раздел рынка реализации нефтепогружного кабеля (за исключением высокотемпературного нефтепогружного кабеля) в 2014-2015 годах с закреплением за каждой организацией-участником соглашения примерной доли на этом рынке, а также об отказе от конкурентного способа определения цены на продукцию.  Типичными признаками, которые позволили одной из госкомпаний (потерпевшей от деятельности картеля), выявить (идентифицировать) картель, стали: синхронное повышение участниками картеля цены на свою продукцию, отсутствие объективных экономических причин для такого поведения на товарном рынке.

«Минтаевый картель». Установление цен, создание дефицита, координация.

В 2006 году дальневосточные предприятия, добывающие минтай, организовали картель по установлению цен, регулированию объемов добычи минтая и реализации продукции из него. К созданию и деятельности картеля имели отношение иностранные предприятия. Для руководства деятельностью картеля была создана Ассоциации добытчиков минтая (АДМ).

18 сентября 2012 года ФАС России признала виновными в нарушении антимонопольного законодательства 26 компаний. АДМ была признана виновной в незаконной координации экономической деятельности хозяйствующих субъектов.

В ходе экономического анализа был установлен ежегодный рост экспорта продукции в 2007-2010 гг., выразившийся в увеличении экспортных продаж в 1,5 раза. Также было установлено, что после вступления хозяйствующих субъектов в картель доля их экспортных продаж увеличивалась. Рост объемов поставок минтая и продуктов его переработки на экспорт приводил к тому, что адекватного увеличения объемов реализации данных рыбопродуктов на российском рынке не было.

Сравнительный анализ ежегодно выделяемых квот на минтай и объемов реализации минтая и продуктов его переработки членами АДМ на территории РФ и на экспорт за период 2006-2010 гг. выявил, что увеличение квот влекло лишь к увеличению экспорта. Потребности российских потребителей в минтае и продуктах его переработки обеспечивались не в полном объеме, что приводило к дефициту данного товара и росту цен.[5] Типичными признаками, которые позволили выявить (идентифицировать) картель, стали: отсутствие объективных экономических причин для недостатка товара на товарном рынке, на «дефицитный» товар имел место синхронный рост цен, резкое изменений объема и географии поставок (внезапная утрата участниками картеля интереса к определённым клиентам и территориям (покупателям на территории Российской Федерации).

 

Картели на торгах.

Запрет сговоров (картелей) на торгах установлен п.2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции  и представляет собой антиконкурентное соглашение (картель) между хозяйствующими субъектами-конкурентами, то есть между хозяйствующими субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке, или между хозяйствующими субъектами, осуществляющими приобретение товаров на одном товарном рынке, если такие соглашения приводят или могут привести к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах. Как было отмечено выше, торги выделяют в обособленный товарный рынок, на основе особого способа реализации/приобретения товара, который установлен законодательством (статьи 447, 448 ГК РФ; Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"; Федеральный закон от 18.07.2011 № 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц")

В 2017 году возбуждено 360 дел о картелях, при этом более 85 % дел по картелям – сговоры на торгах (310 дел). Таким образом, большая часть выявляемых картелей относится к сговорам на торгах, и такая статистика не случайна.

Во-первых, ежегодно около 30 трлн рублей распределяется бюджетом страны и госкомпаниями через процедуры, которые должны быть конкурентными и обеспечивать равный доступ всех хозяйствующих субъектов к государственному заказу и государственным ресурсам, пополнение бюджета и экономию бюджетных средств.

Получать государственные контракты без конкуренции и по максимальной цене – объективное желание любого предпринимателя, но когда конкуренты есть, а желание остаётся, то «на выручку» приходит идея сговориться, то есть, - преступить закон.

Во-вторых, процесс цифровизации процедур проведения торгов (изменения в Закон о контрактной системе, перевод конкурсов, запросов предложений и запросов котировок в электронную форму) повышает их прозрачность и облегчает задачу по разоблачению картелей.

В-третьих, совершенствование методик ФАС России по выявлению и пресечению картелей на торгах при помощи алгоритмов и анализа цифровых данных.

К типичным признакам картелей на торгах, могут быть отнесены следующие признаки:

 

Признак, схема

Описание, комментарий

1.

Схема «Подыгрыш». Из нескольких компаний большинство торгов выигрывает одна и та же компания, компании не торгуются между собой

Одна или несколько компаний используются для «подыгрыша» - создания видимости конкурентной борьбы.

2.

Схема «Карусель». Ряд компаний выигрывают торги по очереди

Участники картеля распределяют между собой торги (кто в каких торга участвует) в соответствии с договоренностями.

3.

Минимальное число участников торгов на потенциально высоко конкурентных торгах

Может свидетельствовать о договоренности о неучастии других конкурентов в торгах/бойкоте торгов.

4.

Расположение конкурентов по одному адресу, аффилированность сотрудников хозяйствующих субъектов, наличие исторических связей

Может говорить о совместной хозяйственной деятельности конкурентов (использовании одной материально-технической базы), что не свойственно конкурентным отношениям.

5.

Минимальное снижение/повышение начальной цены

Признак сговора на торгах, который свидетельствует об объективно неконкурентном поведении. Особое доказательственное значение приобретает при неоднократности (множественности) такого поведения.

6.

Отказ от дачи ценовых предложений или неявка участников торгов на процедуру торгов при отсутствии объективных экономических причин.

Необъяснимыми, с экономической точки зрения, становятся факты участия в торгах с последующим отказом от дачи ценовых предложений. Организации несут временны́е, финансовые и ресурсные затраты на участие в торгах – без малейшей попытки получения контракта. Пассивное поведение на торгах явно не соответствует целям добросовестных участников рынка, направленным на извлечение прибыли.

7.

Отличие цен на торгах от рыночной цены или на торгах в условиях конкуренции

Стоимость выполнения работ или стоимость поставки товаров может в разы завышаться участниками картеля, особенно если они сами представляют коммерческие предложения заказчику на этапе формирования начальных максимальных цен контракта

8.

Схема «таран»

Хорошо известная многим участникам закупок схема антиконкурентного поведения. Заключается в необоснованном демпинге на торгах со стороны двух участников торгов с последующим отклонением их по вторым частям заявок. Победу в такой схеме празднует третий участник сговора, дожидающийся потери интереса со стороны добросовестных участников торгов и подающего на этапе доподачи ценовых предложений максимальное или близкое к нему предложение

9.

Использование аукционных роботов в торгах

Практически ничем не отличается от схем с минимальным снижением НМЦК со стороны участников сговора, но реализуется с помощью программируемых аукционных роботов

10.

Участники торгов хорошо осведомлены о конкурентах и их предложениях до официального раскрытия (опубликования) данной информации

Обмен между конкурентами значимой и существенной информацией до проведения торгов не свойственен честной конкуренции и может подтверждать наличие антиконкурентного соглашения

11.

Схема «10 негритят», «Третий лишний»

Используется на торгах с преференциями для отечественных производителей (например – фармацевтика). По сговору подаются не менее 10 заявок с товаром иностранного производителя с одинаковой ценой и одна с дисконтом, что блокирует предусмотренный законодательством механизм предоставления преференций отечественным производителям.

 

Необходимо отметить, что для доказывания картеля используется совокупность доказательств, в том числе, косвенных[6].

Сговор на торгах по схеме «Подыгрыш».

В апреле 2018 года Тюменское УФАС России признало АО «Конар» и ООО НПО «Фундаментстройаркос» нарушившими пункт 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конркуенции при участии в закрытых закупках термостабилизаторов грунта для компаний, входящих в структуру Транснефть. Победителем всех закупочных процедур до 2015 года становилось АО «Конар». Картель действовал с 2012 по 2017 гг, а его доходы составили более 15 млрд руб.

Для получения объемов поставок участники картеля действовали по одной отработанной схеме: ООО НПО «Фундаментстройаркос» при направлении ценового предложения предлагало цену либо превышающую, либо равную начальной максимальной цене контракта (НМЦК), а АО «Конар» предлагало цену ниже НМЦК менее чем на 1 %. НПО «Фундаментстройаркос» в борьбу не вступало, тем самым подыгрывая победителю торгов - АО «Конар». 

Как выяснилось в ходе рассмотрения дела, победитель не собирался собственными силами изготавливать термостабилизаторы грунта, а заключал договор с ООО НПО «Фундаментстройаркос». Таким образом, производство термостабилизаторов грунта на базе ООО НПО «Фундаментстройаркос» - предприятия, которое при нормальных экономических условиях должно было являться конкурентом АО «Конар», при отсутствии у последнего выпуска собственной продукции, явилось следствием заключенного картельного соглашения.

В отношении руководителей АО «Конар» и ООО «НПО «Фундаментстройаркос» возбуждено уголовное дело по «в» ч. 2 ст.178 УК РФ «Ограничение конкуренции».

 

Сговоры на торгах с использованием схемы «Таран», с использованием единой инфраструктуры.

 

В январе 2017 года Оренбургским УФАС России признано нарушение пункта 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции ООО «Оренбург Стройресурс», ООО «Форт» и ООО «УралСтройИнвест», выразившееся в поддержании цен на торгах на оказание услуг по комплексной ежедневной уборке.

Участниками картеля при проведении торгов использовалась схема «таран». Двое участников сговора имитировали активную конкурентную борьбу с итоговым снижением 78% от НМЦК. Понимая бесперспективность участия в торгах с большим снижением, добросовестные участники торгов теряли к ним интерес, что позволяло третьему участнику сговора делать наиболее максимальное ценовое предложение на финальной стадии торгов, по сути, без конкуренции. Впоследствии первые два участника сговора отклонялись от заключения контракта в связи с нехваткой документов, составляющих вторые части заявок, победителем же становился третий сговорившийся.

Среди доказательств сговора, помимо антиконкурентного поведения, антимонопольный орган установил совпадение IP и MAC-адресов, идентичность свойств файлов, идентичность файлов первых частей заявок и др.

В январе 2017 года Алтайское краевое УФАС России признано нарушение пункта 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции ООО «Евроинвест», ООО «Лорем», ООО «Капитал», ООО «Гелиос» и ООО «Елена-Фарм», выразившееся в поддержании цен на торгах на поставку лекарственных препаратов.

Два участника сговора демпинговали в ходе аукциона вплоть до снижения цены на 99% от НМЦК, таким образом вводя в заблуждение других участников аукционов. Затем третий участник соглашения на последних секундах аукциона предлагал цену, незначительно ниже цены, предложенной добросовестными участниками аукциона. После торгов компании, предложившие экстремально низкие цены, отказывались от заключения контракта, в итоге контракт уходил третьему участнику сговора, вышедшему на торги в последний момент, когда все остальные компании уже покидали аукцион.

В ходе рассмотрения дела было установлено, что ООО «Елена-Фарм», ООО «Гелиос» и ООО «Капитал» подавали предложения по цене с одного IP-адреса. С этого же адреса подписывал контракт ООО «Капитал». Лекарства ООО «Капитал» закупались у ООО «Елена-Фарм» и поставлялись потом с наценкой заказчикам. От некоторых участников сговора поступили заявления о признании нарушения в порядке примечания к статье 14.32 КоАП РФ.


Сговор по схеме «Карусель» с использованием аукционных роботов.

В апреле 2018 года ФАС России принято решение о нарушении пункта 2 части 1 статьи 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» в отношении ООО «ВАЛИРИЯ, ООО «Эгамед», выразившегося в заключении и участии в антиконкурентном соглашении с целью поддержания цен на открытых аукционах в электронной форме на поставку расходных медицинских материалов для нужд медицинских организаций государственной системы здравоохранения.

Как установлено материалами дела руководители хозяйствующих субъектов договорились о совместной подготовке заявок на участие в электронных аукционах от лица обеих организаций, а также реализации стратегии по поддержанию цен при участии в аукционах с использованием аукционных роботов.

Аукционный робот – опционный (специальный программный модуль) функционал личного кабинета участников аукциона на электронной площадке, позволяющий на основании электронного документа-поручения с настройками аукционного робота, заполненного и подписанного ЭП участника, автоматическую подачу ценовых предложений на конкретном электронном аукционе от имени участника аукциона до заданного таким участником предела ценового предложения.

В рамках, рассматриваемых Комиссией ФАС России аукционов, ООО «ВАЛИРИЯ» и ООО «Эгамед» использовались аукционные роботы, встроенные в интерфейс электронной торговой площадки ЗАО «Сбербанк-АСТ».

Среди доказательств сговора Комиссией ФАС России установлены: минимальное снижение НМЦК; устойчивая модель поведения, состоящая в отказе от конкурентной борьбы при участии в исследованных ОАЭФ; использование электронных аукционных роботов для подачи ценовых предложений в ОАЭФ; подача заявок, ценовых предложений, а также создание электронных аукционных роботов участниками аукционов с использованием единой инфраструктуры (IP-адресов); совместная подготовка заявок на участие в ОАЭФ, совпадение свойств файлов с первыми частями заявок и др.

Ответчики по делу воспользовались программой смягчения административной ответственности, предусмотренной примечанием к статье 14.32 КоАП РФ.

         Сговор на торгах с минимальным снижением НМЦК.

В августе 2016 года ФАС России принято решение о нарушении ООО «Росмедкомплект», ООО «Эталон-Трейдинг», ООО «Маркет Фарм», ООО «ПИК», АО «Компания «Интермедсервис», ООО «Сервис-Фарм» и ООО «Компания Интермедсервис Фарма» пункта 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции, при участии в более 700 открытых аукционах в электронной форме на общую сумму НМЦК более 1,3 млрд. рублей.

Это один из самых крупных картелей на торгах (по числу эпизодов), выявленных ФАС России. При участии этих компаний в госзакупках снижение начальной максимальной цены контракта или отсутствовало, или составляло 0,5-2%. Более того, ранее ООО «Росмедкомплект», ООО «Эталон-трейдинг», ООО «Маркет фарм» и ООО «ПИК» были признаны виновными в заключении антиконкурентных соглашений на 38 открытых электронных аукционах, общая сумма начальных контрактов которых составила более 85 млн руб. Эти нарушения были выявлены Карельским УФАС России.

Несмотря на наличие явных признаков сговора, заявлений о нарушении законодательства от медицинских учреждений в ФАС России по этим фактам не поступало.

Сговор на торгах с ограничением числа участников и завышением цен на торгах по сравнению с рыночной ценой.

27 августа 2018 года ФАС России признала АО «СДС», ООО «Аквадез М», ООО «ФЦК», ООО «Аквадез», ООО «Гарант М», ООО «АМК Альфа», ООО «МК «ВИТА-ПУЛ», ООО «ТЭЛА», АО «Р-ФАРМ», ООО «Амадеус», ООО «Витамед», ООО «Рута», ЗАО «НПО «Гарант» нарушившими пункт 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции, что выразилось в заключении и участии в картеле между хозяйствующими субъектами-конкурентами, которое привело к поддержанию цен на открытых аукционах в электронной форме.

 Компании заключили устное антиконкурентное соглашение, целью которого было поддержание цен и обеспечения победы на торгах определенных участников картеля.

 Кроме того, служба признала ГКУ Республики Хакасия «Межведомственный центр организации закупок», ООО «ФЦК», ООО «АМК Альфа», ООО «ТЭЛА», АО «Р-ФАРМ» нарушившими пункт 1 части 1 статьи 17 Закона о защите конкуренции, что выразилось в заключении и участии в соглашении между организатором торгов (ГКУ РХ «МЦЗ») и участниками торгов, которое привело к ограничению конкуренции при проведении электронных аукционов.

 Реализация соглашений происходила в 2016 году путем встреч, телефонных переговоров и участия в электронных аукционах. Результатом реализации указанных антиконкурентных соглашений явилось поддержание цен при проведении 29 электронных аукционов.

В результате проведенной экономической экспертизы установлены факты завышения начальных максимальных цен в рассматриваемых аукционах, что привело к получению сверхприбыли участниками картеля.

В отношении экс-руководителя администрации главы Республики вынесен обвинительный приговор по ст. 290 УК РФ (получение взятки) с назначением наказания в виде 9 лет колонии строгого режима.

Также обвинительный приговор вынесен и в отношении одного из участников картеля по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество) с назначением наказания в виде 4,5 года лишения свободы условно. Более того в отношении него рассматривалось уголовное дело по статье 210 УК РФ (организация преступного сообщества).

Схема «10 негритят» или «Третий лишний»

В июне 2018 года ФАС России возбуждено дело в отношении АО «РУССКАЯ МЕДИЦИНСКАЯ КОМПАНИЯ», АО «ОРТАТ», АО «Фармахан», АО «Р-Фарм», ООО «Северо-Западное управление оптовой медицинской торговли», ООО «Центральная Медицинская База», ООО «МедФармГруппа», ООО «Яркая Звезда», ЗАО «КОРАЛ-МЕД» и ООО «ИИКИА ФАРМА КЛГ» по признакам нарушения части 4 статьи 11 Закона о защите конкуренции.

При участии в торгах компаниями реализована модель поведения, которая свойственна согласованным, системным, заранее определенным действиям каждого из участников соглашения, целью которой может быть ограничение конкуренции иных участников торгов, предлагающих к поставке лекарственные препараты производства ЕАЭС.

Такое поведение вышеуказанных организаций фактически обеспечило с первые 10 мест при ранжировании заявок участников аукциона. Таким образом было достигнуто две цели. Исключена возможность рассмотрения остальных заявок заказчиком и соответственно возможность применения Постановления №1289[7]. Также была исключена возможность применения преференции в соответствии с Приказом №155[8] и снижения суммы заключенного с победителем контракта на 15%. Результатом реализации данной может быть фактическое поддержание цены на торгах.

В настоящее время Комиссией ФАС России продолжается рассмотрение дела.

Рассмотренные примеры, указывают на беспринципность участников картелей в погоне за сверхприбылью. И таких примеров ежегодно становиться всё больше. Бдительность общественного контроля, предпринимательского сообщества, контролирующих органов и потребителей позволит сделать такую противоправную деятельность более прозрачной и опасной для её участников. Возможность разоблачения может остановить ещё не успевших преступить закон предпринимателей, а преступившие будут быстро обнаружены, не успев причинить существенный вред экономике.

Конечно, говоря о сдерживающих факторах картелей следует понимать, что значительную роль выполняют моральное удержание от правонарушения или преступления, а также наличие систем внутреннего обеспечения соблюдения антимонопольного законодательства.

Развитие моральных принципов, связанных с культурой конкуренции – это весьма длительный процесс. Возможно пройдет ещё несколько поколений, когда культура конкуренции станет одной из составляющих этического и нравственного воспитания.

Таким образом, на сегодняшний день, всерьез противопоставить картелям возможно только работу по выявлению и пресечению таких явлений, а также развитие института антимонопольного комплаенса (как часть развития культуры конкуренции). Функционирование системы антимонопольного комплаенса, может не только уберечь организацию от нарушения, но и сделает более прозрачной деятельность контрагентов, что, при системном применении в экономике, может дать синергетических эффект в виде улучшения уровня конкуренции и снижения числа картелей.

 

 

[1] Стенограмма заседания Госсовета по вопросу развития конкуренции от 5 апреля 2018 года. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/57205 (Дата обращения: 18.08.2018)

[2] Доклад И.Ю Артемьева на заседании Правительства РФ от 30 августа 2018 года URL: https://fas.gov.ru/news/25727 (Дата обращения: 01.09.2018)

[3] Пресс—конференция по итогам работы проекта ОНФ «За честные закупки» от 17 сентября 2018 года URL: https://tass.ru/ekonomika/5572396 (Дата обращения: 18.09.2018)

[4] Часть 5 статьи 11 Федерального закона №135-ФЗ от 26.07.2006 «О защите конкуренции».

[5] Тенишев А.П. Хамуков М.А. Роль экономического анализа при доказывании картелей. // Вестник Аксор, №1, 2016.

[6] Обзор по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере (утвержден Президиумом Верховного суда РФ от 16 марта 2016 года).

[7] Постановление Правительства № 1289 от 30.11.2015 «Об ограничениях и условиях допуска, происходящих из иностранных государств лекарственных препаратов, включенных в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

[8] Приказ Минэкономразвития России № 155 от 25.03.2014 «Об условиях допуска товаров, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

Связаться с нами